Арсен Венгер: Я стараюсь читать все, что помогает мне понимать людей | Все о спорте
Арсен Венгер, Getty Images

Арсен Венгер: Я стараюсь читать все, что помогает мне понимать людей

Поделиться новостью

Арсен Венгер часто представляет, что он скажет Богу после смерти. В большинстве случаев Бог просит Венгера оправдать свое время на земле, какое значение он вкладывал в свою жизнь и жизни других. «Я пытался выигрывать матчи», – отвечает Венгер. Бог смотрит на него скептически: «И это все?» Венгер продолжает: «Выигрывать матчи очень сложно. Если ты хорошо выполняешь свою работу, ты приносишь радость и эйфорию миллионам. А если плохо…»

На этом моменте Арсен возвращается в реальность.

«Иногда мне становится страшно от того, что в своей жизни я занимался лишь футболом, – говорит 70-летний Венгер по видеосвязи из Цюриха. – Когда я разговариваю с Богом, это выглядит немного претенциозно. Если Бог существует и перед попаданием в рай или ад тебя действительно проверяют, было бы странно посвятить свою жизнь футбольным победам. Именно поэтому у меня возникла эта мысль. Иногда мне кажется бессмысленным посвятить свою жизнь этому».

Венгер родился в 1949 году, вырос в деревне в Эльзасе, на юге Франции, у него в юном возрасте проявилось понимание человеческой психологии, наблюдая за посетителям закусочной, которой владели его родители. «Алкоголь, ссоры, насилие, все, что пугало меня в детстве», – вспоминает он в своей новой автобиографии «Моя жизнь в красном и белом» (My Life in Red and White). Он стал цепким полузащитником, который выступал за Страсбург в высшем французском дивизионе, но всегда глубоко размышлял об игре и вскоре после 30 лет естественным образом начал тренерскую работу сначала в Канне и Нанси, затем в Монако, а после в японском Нагоя Грампус.

В 1996 году высокий и долговязый Венгер, одетый в костюм, словно старшеклассник, попал в британское информационное пространство после назначения в Арсенал, став четвертым иностранным тренером в истории элитного английского дивизиона (три его предшественника не добились особого успеха). Он занимал эту должность в течение 22 лет до 2018 года, и за это время Арсенал выиграл три чемпионских титула и семь Кубков Англии. В то время как его главный конкурент из Манчестер Юнайтед, Алекс Фергюсон, мотивировал своих игроков методом кнута, Венгер прославился своим «невидимым» стилем работы: целостный подход, который охватывал не только фитнес, работу с мячом, но и стиль жизни и питание игроков. Футболистам буквально давали инструкции относительно того, как нужно жевать пищу; традиционный перекус в виде шоколадного батончика и энергетического напитка заменили кубиком сахара с несколькими каплями кофеина.

Но больше всего поражало желание Венгера побеждать – и побеждать со стилем. В своей автобиографии он описывает футбол и Арсенал как «вопрос жизни и смерти» – не единожды, а три раза. Он действительно так считает? «Я бы сказал, что на топ-уровне все выглядит так, – отвечает Венгер. – Потому что, если это не вопрос жизни и смерти, ты не придаешь своей работе большого внимания и не сможешь выжить с таким подходом».

Иногда дух соперничества брал верх над Венгером, как в его эпических словестных баталиях с Фергюсоном или Жозе Моуриньо. Но не стоит ожидать от него бросания грязью. Фергюссон упоминался лишь как неоспоримым авторитет в английском футболе, а о Моуриньо не было ни слова. «Я не хотел, чтобы книге было место для мести, несправедливости или разочарования, – объясняет он. – Я не хотел писать о том, кто и что мне сделал, и в таком роде. Но ты знаешь, что происходило в твоей жизни, и должен быть выше этого. Я хотел рассказать о позитивном опыте в жизни. Нельзя вести такой образ жизни как у меня и оставаться негативным».

Более того, Венгер утверждает, что когда жар остывал, то всегда было взаимное уважение. «У каждого тренера случаются хорошие и плохие периоды. Мы все люди, – говорит он. – Сложно измерить качество нашей работы. Например, в прошлом сезоне Ливерпуль выиграл чемпионский титул и все хвалили Клоппа. Заслуженно. Но нужно сказать, что тренер Шеффилд Юнайтед, который финишировал девятым, также проделал хорошую работу. Чья работа была лучше? Нельзя сказать».

Венгер не возвращался к работе с того момента, как он покинул Арсенал, но с ноября у него была возможность проявить свою профессиональную строгость в качестве главы Департамента по развитию футбола в ФИФА. Он расстался с женой, Анни Бростерхоус, в 2015-м; их дочь Леа защищает докторскую степень по нейробиологии в Кембридже. Он попеременно живет в Лондоне, Париже и Цюрихе, где находится штаб-квартира ФИФА, часто останавливается в отелях, и самым сложным для него во время пандемии оказалось то, что большинство чемпионатов были приостановлены. «Не знаю почему, но футбольные матчи это моя жизнь, и не думаю, что в этом отношении что-то изменится. Я очень скучал по ним».

Однако в манере общения Венгера чувствуется определенная легкость. Это ощущается на контрасте с его последними годами в Арсенале, когда он часто казался готовым к сражению, чтобы оправдать свое пребывание в клубе, и рассерженным из-за результатов команды и финансовой ситуации. Хотя Венгер ни за что не согласится, что проблемы в Арсенале были связаны с его видением футбола.

«Стиль Арсенала часто критиковали, но у команды был стиль, – говорит он. – Я могу понять, что люди хотят всегда побеждать, но нужно иметь желание трансформировать игру команды в искусство. Когда болельщик просыпается утром, ему строит подумать: «Возможно, я сегодня получу фантастический опыт». Он хочет победы, но также хочет увидеть красивую игру».

В этом интервью Арсен Венгер ответил на вопросы, которые поступили в редакцию издания The Guardian от известных личностей и простых болельщиков.

Марк Стронг, актер

Проработав во главе Арсенала 22 года, какое одно открытие было для вас самым главным? И какой совет вы бы дали себе, если бы сегодня снова возглавили клуб.

Я узнал, что наше поведение имело популярность по всему миру. Я понял, что в спорте, особенно футболе, ценности, которые мы несли, вызывали уважение по всему миру. Дело было не только в победах, было нечто большее, чем те титулы, которые завоевывал Арсенал. Люди уважают клубные ценности, идентичность клуба.

Что касается совета себе? Делай лучше! Делай лучше, чем ты делал.

Дайан Эбботт, политик

Что вас мотивировало: страх перед поражением, радость победы или красота игры?

Все это. Но должен сказать, что мне присуща внутренняя мотивация, что-то внутри меня, что заставляет меня двигаться вперед и учиться. И вера в то, что я служу чему-то большему, чем я сам. Конечно, во всех нас уживается ненависть к поражениям и стремление к победам. Я бы сказал, что ненависть к поражениям доминирует, что оставляет большие шрамы в сердце.

Майкл Розен, писатель

Считаете ли вы, что, работая в футболе на таком уровне, человек постигает определенную форму философии?

Да, я бы сказал, что без определенной философии невозможно работать на таком уровне. Ты ведешь людей за собой. А человек, который ведет кого-то, должен понимать, куда он идет. Поэтому важно иметь четкую идею того, что ты хочешь от людей, и уметь донести это свои игрокам. Почему игроку слушают одних, а других не слушают. Не знаю. Ты должен всегда знать, почему ты здесь находишься и почему делаешь это? Это придает силы в трудные моменты.

Nines, рэпер

Многие артисты, как и я, начали болеть за Арсенал из-за стиля команды и количества темнокожих футболистов, которые выходили на поле в ее составе. Понимали ли вы тогда, что формируете очень разную фанатскую базу и формируете новое поколение?

Я хотел показать всему миру, что в жизни важно, насколько ты хорош. Мы должны возвышаться над всеми проблемами. Я рад, я оказал на все это какое-то влияние. Для меня в жизни важны твои умения и твое поведение. Цвет кожи не имеет значения.

Жозе Моуриньо, футбольный тренер

Я имел возможность познакомиться с вами поближе на встречах и обедах, которые организовывали УЕФА и ФИФА. С вашей культурой и видением я думаю, вы могли бы стать отличным спортивным директором в клубе. Вы рассматривали когда-нибудь такую должность в Арсенале или всегда хотели оставаться на поле?

Нет, я был готов рассмотреть должность советника в Арсенале. Я считаю, что в топ-клубах и соревнованиях топ-уровня существует нехватка знаний. За последнее время мы видели, что в футболе существует много способов добиваться успеха. Например, есть Бавария, где опыт достижения результатов и успеха, ценности клуба передаются от поколения к поколению: Беккенбауэр, Хенесс, Румменигге. В Англии существует модель быстрых денег и быстрого успеха. Оба варианта работают. Мне нравится, что клуб, прежде всего, имеет идентичность и передает свои ценности от поколения к поколению. Я смотрю на вещи таким образом.

Саймон Армитиджи, поэт

Увидим ли мы когда-нибудь в АПЛ команду, которая состоит из мужчин и женщин?

Я бы сказал, что в последние 10 лет существовал запрос на физическую силу как в АПЛ, так и в футболе по всему миру. В таком случае женщина должна обладать выдающимися физическими данными. Эта могла бы быть женщина-спринтер, которая обладает выдающейся техникой. Почему нет? Я этого не исключаю, но это было бы исключительным случаем, но не обыденностью.

Пол Гилрой, академик

Как проживание в Японии повлияло на ваше понимание спорта и эстетики?

Оно пошло мне на пользу, потому что расширило мои взгляды. Не стоит забывать, что я из Эльзаса. Я работал в Монако, а это другая страна по сравнению с Эльзасом. После этого я работал в Японии, затем в Англии, которая снова совсем другая страна. Такой опыт делает более восприимчивым, вызывает желание понять других людей. Каждая культура отражает то, что было заложено в нас в детстве. Узнать другого человека – означает выйти за свои границы и попытаться понять человека, который находится перед тобой. Это входит в работу тренера.

Это то, что я пытался делать в Японии. Я пытался выучить язык. Я хотел иметь японского помощника, который бы объяснял мне, как нужно себя вести. Я даже решил, что больше не вернусь в Европу, пока не получил предложение от большого клуба.

Jazzie B, мызыкант

Как для иностранца в обоих случаях, чем для вас жизнь в Лондоне отличается от жизни в Японии?

Когда я приехал в Англию из Японии, то почувствовал себя дома, потому что жизнь в Японии совершенно отличается. Даже если тебя нравятся многие аспекты, английская культура все равно тебе ближе. Я всегда говорю игрокам, что, если вы уезжаете за границу, то должны делать больше, чем местные.

Считаю, что работа за границей пошла на пользу, потому что помогла развить строгость и требовательность. Я чувствовал, что, если я нахожусь здесь, то должен давать больше, чем местные жители.

Джереми Деллер, художник

Какую последнюю не футбольную книгу вы прочитали и что о ней думаете?

Сейчас я дочитываю «Sapiens», которую написал Юваль Ной Харари. Стараюсь читать все, что помогает мне лучше понять других людей. Как функционирует общество и как развивается демократия. Мне кажется, что мир сейчас находится в беде. В ФИФА мы с этим столкнулись. Англия тоже сейчас решает многие проблемы.

Азиф Кападиа, режиссер

Какой ваш любимый фильм?

Наверное, «Полуночный экспресс», я исследовал этот вопрос, а также отношения между США и Турцией, когда был студентом. Недавно я смотрел «Богемскую рапсодию» и «Рокетмен» об Элтоне Джоне, потому что я немного знаком с ним. Нужно подумать, возможно, некоторые фильмы Висконти.

Филипп Сэндс, юрист

В ваше время происходили ли изменения в вопросах футбола, расизма и национализма?

Мне всегда казалось, что футбол может быть впереди и служить примером для всего мира. Потому что в футболе не нужен язык для общения. Ты делишься эмоциями при помощи своей игры. Именно поэтом игроки из разных стран могут играть вместе и добиваться успеха.

Поэтому я считаю, что в этом отношении футбол может служить примером для общества. Никогда не ощущал себя националистом. Я люблю и уважаю свою страну, но я не считаю, что она превосходит другие страны.

Спайк Ли, режиссер

Дорогой сэр, считаете ли вы, что величайший игрок в истории Арсенала, Тьерри Анри, получит шанс возглавить «канониров» и вернуть нас к успеху?

Мне хотелось бы этого. Надеюсь, Тьерри Анри станет успешным тренером и в таком случае он сможет однажды вернуться в Арсенал. Я также надеюсь, что Арсенал сможет до этого момента завоевать чемпионство. Например, сейчас во главе команды находится Микель Артета, почему же у нас не должно получиться? Клуб – это идентичность. Идентичность – это ценности, а ценности – это люди, которые несут эти ценности. Для меня важна преемственность в этом вопросе.

Кен Лоуч, режиссер

Многие из нас наблюдают растущее неравенство в футболе, когда клубы АПЛ получают многомиллионную прибыль, а клубы из низших лиг едва выживают, что также отражает и другие сферы, когда экономическая система дает немногим чрезмерное богатство и бедность остальным. Как болельщики, игроки и тренеры могли бы объединиться, чтобы изменить это?

Я как-то встретился с Кеном Лоучем в поезде на Париже, и мы немного поговорили о фильмах. Да, его очень интересует проблема богатых и бедных. В жизни одним людям везет, а другим – нет. Футбол не сможет решить существующую проблему, не помогая бедным. Я считаю, что некоторые клубы могут умереть, если мы им не поможем.

Когда вы видите футбольное поле и дома вокруг, то понимаете, что здесь есть жизнь. Без футбольного поля нет жизни. Мы все играли в футбол на разных уровнях, но футбол это часть общины, часть общества. То, о чем люди мечтают. Это нужно поддерживать в каждой общине.

Эдриан Данбар, актер

Что вы чувствовали, когда Ману Пети забивал в победном финале ЧМ-1998?

Я был счастлив, потому что это, прежде всего, моя страна. Во-вторых, это был Ману Пети, который долгое время не играл за сборную. Тогдашний тренер Эме Жаке, очень умный человек, послушал меня, когда я ему говорил: «Возьми его, он тебя не подведет». Для меня Пети символизировал ЧМ-1998. Для него, как и для Патрика Виейра, стало отличным подарком выиграть дубль с Арсеналом, а затем и чемпионат мира. Конечно, я был очень рад за него.

Саффрон Берроуз, актриса

Вам казалось, что вы оставляете дело своей жизни, когда уходили из Арсенала?

Конечно, это было словно окончание романа. Ты больше не можешь поговорить с любимым человеком, прийти на тренировку или стадион. Никогда с этим прежде не сталкивался. Я делал это в течение 22 лет, а затем перестал. Было очень сложно.

Я хотел полностью разорвать все связи с клубом, потому что клуб тоже этого хотел. Поэтому я решил больше не ходить на стадион во время матчей. Но я по-прежнему страстно болею за Арсенал. Ты работаешь на пределе своих возможностей, а после не плачешь и не жалуешься. Страдаешь в тишине – это я и делал.

На каком языке вам больше нравится разговаривать и читать?

Энрю Гогарти, Лондон

На французском. Я хорошо владею немецким и английским, французским – очень хорошо. Я понимаю итальянский, испанский, немного японский, но не так хорошо говорю на них. Но если я там живу некоторое время, то все нормально.

Какой совет вы бы дали Микелю Артете?

Стефан, Франция

Продолжать так же обращаться с командой, как он делал до этого. Отстаивать свои убеждения до конца. Мне кажется, у них хороший командный дух и они могут добиться успеха. Думаю, им будет несложно улучшить некоторые компоненты по сравнению с прошлым сезоном. Уверен, Арсенал может оказаться в топ-четверке, если не выше.

Они могут стать сюрпризом: провели хорошие трансферы, усилили защиту и сохранили имеющихся игроков. В последний год я купил Обамеянга, они его сохранили. У них есть все, что нужно, и никаких слабостей.

Вас часто критиковали, особенно в последние годы работы в Арсенале? Это как-то влияло на вас?

Самрат, Индия

Нужно анализировать, что справедливо, а что – нет. Конечно, критика влияла на меня. Никто не может сказать, что не обращает на это внимания, особенно когда тебе кажется, что ты полностью выкладываешься. Критика началась в 2016 году, когда мы финишировали вторыми, потому что мы не завоевали титул. Если бы мы сейчас финишировали вторыми, это бы стало большим успехом. Но когда победил Лестер, все оказались виноватыми. У них была отличная команда, они проиграли лишь три матча в сезоне. Так всегда, если ты работаешь где-то длительное время.

Вам предлагали когда-нибудь возглавить сборную Англии? Если да, то почему вы не согласились?

Гэвин Стэмп, Кингстон

Мне много раз предлагали возглавить сборную Англии. Я отказывался по двум причинам. Прежде всего, я считал, что англичанин подходит лучше для этой работы. Во-вторых, мне нравилась моя тогдашняя работа. Я был в клубе, где занимался любимым делом.

Бавария, Ювентус, Барселона… многие клубы обращались ко мне. И сейчас я горжусь тем, как я поступил. Я пережил с клубом непростой период, когда мы рассчитывались за стадион. Дело было не только в чемпионских титулах, но и в том, чтобы до конца пройти с клубом через очень непростое время. Именно это я и пытался сделать. Возможно, некоторым кажется, что я задержался. Возможно, но я так не думаю.

Не кажется ли вам, что ваша страсть к красивому футболу сделала вас менее успешным, и как вы к этому относитесь?

Мэтт, Хайбери

Я считаю, что в современном футболе все больше уделяют внимание организации защитных построений, потому что все больше ученых занимаются развитием физических качеств футболистов. Но в определенный момент в спорте важно давать шанс людям, которые берут инициативу не себя. В противном случае вам может очень быстро стать скучно.

Вы произвели определенную революцию в британском футболе в вопросе того, что касается диеты и здорового образа жизни. Сейчас в элитном спорте модным трендом является психология. Что может в будущем кардинально повлиять на игру?

Дэн Грэм, Мельбурн

Нейробиология. Почему? Потому что мы практически достигли предела развития физической скорости. Следующим шагом станет развитие скорости принятия решений. Скорость действия, скорость координации, именно к этому и приведет нейробиология. За последние 10 лет скорость и сила футболистов улучшились, но теперь мы повсюду имеем спринтеров. Следующим шагом станет улучшение скорости работы мозга.

Как вы относитесь к Тоттенхэму?

Жасмин Баба, Лондон

Не испытываю ненависти, но считаю соперником. Во время работы в Арсенале было важно побеждать над Тоттенхэмом, чтобы поддерживать клубные традиции. Конкуренция важна, пока она не переходит рамки разумного. За неделю до матча с Тоттенхэмом все обычно начинали немного нервничать.

О неудаче с приобретением какого игрока вы больше всего сожалеете?

Росс Хэмилтон, Белфаст

Ох! Это не один игрок, их около 50! С другой стороны, возможно, это был Криштиану Роналду, когда он перешел в Манчестер Юнайтед. Мы договорились со Спортингом, но Ман Юнайтед назначил ассистентом тренера Карлуша Кейруша и смог быстро перехватить Роналду. Но мы уже практически все согласовали. У него уже была футболка Арсенала, я обедал с ним и его матерью на тренировочной базе.

Это лишь один пример, но их много. Каждый большой клуб имеет целый список упущенных великих игроков.

Если бы вы могли вернуться в прошлое, чтобы вы изменили в финале Лиги чемпионов в 2006 году против Барселоны?

Аде Соларин, Копенгаген

Я задавал себе этот вопрос много раз. Возможно, я бы сыграл лишь с двумя центральными защитниками в последние 13 минут, когда мы проигрывали со счетом 1:2. Сожаление о том розыгрыше Лиги чемпионов состоит в том, что мы обыграли Реал Мадрид с Зиданом и Роналду, мы обыграли Ювентус с Ибрагимовичем, Трезеге и Виейра. Мы дошли до финала, и не пропустили ни одного гола в плей-офф от этих команд. Когда проводишь весь матч вдесятером, то понимаешь, что в последние 20 минут будет тяжело, особенно против такой команды, как Барселона. Но мы дважды могли забивать второй гол и упустили эти возможности.

Поэтому у меня смешанные чувства. Каждое поражение я пытаюсь переосмыслить. Ты думаешь о том, что нужно было сделать, но что в действительности ты мог сделать?

После всех скандалов вокруг чемпионатов мира, что вы, как один из руководителей ФИФА, можете сделать, чтобы восстановить веру болельщиков?

Мэтью Чонг, Малайзия

Необходима полная прозрачность. ФИФА должна быть полностью открытой, ее счета должны быть открытыми. Руководители ФИФА не являются ее владельцами, она принадлежит людям, которые любят футбол. Я считаю, что ФИФА необходима образовательная миссия, и я возглавляю этот департамент. Мы хотим дотянуться до людей по всему миру. В данный момент футбол хорошо организован в Европе, но не в остальном мире. Каждый заслуживает получить шанс проявить себя в футболе, и ФИФА должна организовать такую возможность.

The Guardian

Источник — football.ua

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности