Тимо Вернер: Если Ливерпуль звонит, ты выслушиваешь предложение. Но Челси подходил мне больше | Все о спорте
Тимо Вернер, Getty Images

Тимо Вернер: Если Ливерпуль звонит, ты выслушиваешь предложение. Но Челси подходил мне больше

Поделиться новостью

Новичок «синих» рассказал о своем переходе в лондонский клуб, жизни в городской черте, а не пригороде и переговорах с «красными».

Спустя пару минут интервью ты замечаешь, что Тимо Вернер не перестает улыбаться. Это молодой парень, который счастлив находиться там, где он есть: в квартире неподалеку от Стэмфорд Бридж, во все том же тренировочном костюме, что и шесть часов назад. «Я рад ходить сейчас в синем после стольких лет в красно-белых цветах», — говорит Тимо. И ему легко поверить.

Он пробился в первую команду Штутгарта в 17 лет, а в Лейпциге вырос в основного игрока сборной Германии. Теперь Вернер ведет себя как футболист, прочитавший сценарий третьего акта, где его ждет международная слава и трофеи. Во время длительной беседы мы касаемся Формулы-1 («Я по-прежнему мальчишка, когда речь заходит об автомобилях»), посиделок за PlayStation («Девушка говорит мне выключать приставку») и движении Common Goal, частью которого стал Тимо. Однако наиболее оживленным он выглядит, когда речь заходит о футболе и его амбициях на поле.

«В детстве я возвращался домой после тренировок со Штутгартом, бросал вещи и шел на улицу, чтобы еще поиграть в футбол с друзьями, — вспоминает он. – С тех пор работа и развлечение были для меня единым целым». Счастливчик.

Челси сделал свой вклад в то, чтобы адаптация немца выдалась как можно более простой. Антонио Рюдигер много помогал ему поначалу, а клуб помог разобраться даже с такими вещами, как оплата за электричество и газ. «Персонал клуба, тренер и его штаб – все очень тепло и искренне ко мне относятся. Благодаря им все просто. Здорово находиться в Челси».

Тимо Вернер, Getty Images

Лондонцы, по крайней мере, «синяя» их часть, тоже рады появлению Вернера. «Я был удивлен тому, как много людей узнают меня на улице. Но это отличается от того, что происходит в Германии. Некоторые из них вежливые, другие – меньше, когда они просят о фото и подобных вещах. Но здесь все невероятно вежливые и дружелюбные. Один парень высунулся из своего окна, чтобы прокричать: «Добро пожаловать в Челси». Другие подходили ко мне и желали удачи. Я очень благодарен за такой прием».

Но первые недели в Лондоне не обошлись без сложностей. Приходится привыкать к размерам и бешеному траффику города. А еще Тимо сбивают с толку словечки, которые звучат в Кобхэме. «Я никогда не слышал слово «Lads» (ребята – прим.) раньше. И все футболисты повторяют «Gaffer, gaffer» (дословно «старик» – прим.). Я думал: «О ком они говорят»? Я знал, что здесь тренера называют менеджером. Но gaffer – это было что-то новенькое для меня».

После успешного дебюта против Брайтона в понедельник Тимо услышал новые загадочные слова. Один из членов медицинского штаба сказал, что у немца «мертвая нога». К счастью для Вернера, это не означало, что конечность больше никогда не будет функционировать. Просто английская идиома, эквивалент немецкого «Pferdekuss» (дословно «поцелуй лошади» – прим.) – так в Германии называют физический контакт, который оставляет после себя синяки.

Если не считать небольших лингвистических конфузов, у Вернера действительно хорошее начало в Челси. Он в восторге от Кобхэма («Я никогда не видел такого большого тренировочного поля, удобства базы тоже на высоте»), а игра за Челси приносит невероятный уровень узнаваемости. Хорошо сыграв в первом туре, Тимо понимает, что сделал все правильно, перебравшись в Лондон в середине июля, а не оставшись в Лейпциге доигрывать «финал восьми» Лиги чемпионов.

Это было сделано для того, чтобы побыстрее адаптироваться и подойти в хорошей форме к новому сезону. Тщательно взвешенное решение все равно вызвало некоторую долю критики в Германии. Эксперты обвинили его в том, что он ставит интересы нового клуба превыше шансов выиграть главный европейский клубный трофей с РБ Лейпциг, за который Тимо только что забил лучшие в своей карьере и истории «быков» 34 гола за сезон. Но разве у него не было ни доли сожаления, когда он наблюдал за своей бывшей командой в Лиссабоне?

Тимо Вернер, Getty Images

«Конечно, было немного печально, что я не там. Такая человеческая природа. Но ситуация с трансфером была сложная. В конце концов все стороны решили, что лучшим вариантом будет мой немедленный переезд в Лондон. Решения принимал не только я, хотя некоторые и придумали, что оно было исключительно моим». Так что наблюдения за успехами Тимо заставили его призадуматься, но вскоре это его подхлестнуло. «Я решил, что буду использовать это как мотивацию, чтобы дойти с Челси до полуфинала Лиги чемпионов, а то и дальше

Весной этого года коронавирусный карантин заставил пересмотреть свои взгляды на разные вещи. Вернер затрагивает темы, которые намного важнее белых линий на газоне. «Когда дата возобновления чемпионата неизвестна, ты спрашиваешь себя: «Зачем я это делаю? Для чего тренируюсь?». Но затем быстро понимаешь, что у других заботы куда серьезнее твоих, ведь их работа и благополучие под угрозой. Вся эта ситуация указала на то, как хорошо нам, футболистам. Мы получаем много денег, нас не увольняют. Это привилегия. И вместе с ней идет ответственность».

Вернер и так часто спонсировал различные проекты в Лейпциге и Штутгарте, но теперь он решил делать это на более регулярной основе благодаря инициативе Common Goal. Ее члены (160 тренеров и футболистов) пока что собрали 2,5 млн средств.

Движение намерено расти. Организаторы указывают на то, что один процент зарплат всех футболистов мира позволил бы им собрать 400 млн евро. «Я часто слышу от друзей или родственников,  что им встречаются такие вещи, как дом престарелых, который нуждается в дополнительных средствах. Мне нравится, что я могу позволять людям в своем регионе с такой инициативой. Я точно знаю, куда идут эти деньги. В Штутгарте, Лейпциге и любых других местах в мире есть люди, которые нуждаются в помощи во время кризиса. Дети со слабым здоровьем или люди, которые теряют свою работу. Во времена, когда футболистам платят так хорошо, мы должны отплатить миру обратно и сделать свой вклад. Больше, чем когда-либо».

Возможно, этот перерыв тоже помог Тимо понять, что ему пора делать следующий шаг после четырех лет в Лейпциге. Он поиграл под руководством трех разных тренеров. За это время бывали не только взлеты, но и падения. Например, когда он нырял и травмировал шею, из-за чего подвергся публичной обструкции. Но в сезоне-2019/20 он утвердился в роли лидера РБ Лейпциг.

Тимо Вернер, Getty Images

«Играть за «быков» было островком благополучия, здесь все супер и круто. Я считал, что в Германии нет более подходящего клуба для меня. Не в плане более сильной и более успешной футбольной команды, но в плане того, чтобы ощущать себя как дома. Поэтому когда летом у клуба появились предложения, я принял решение уехать за границу.  Я собирался делать то же, что и в Лейпциге, но в большем клубе. Я уверен, что везде можно дойти до этой точки. Но только если ты будешь стараться и тяжело работать. Я хотел показать, что способен на это – в новом чемпионате, в новом клубе, с новым языком».

Тимо признается, что не рассматривал шикарные загородные особняки. Он собирается максимально близко познакомиться с Лондоном. «Здорово жить за городом, но за городом ты можешь жить и в Германии. Разницу можно почувствовать только когда выйдешь из окна и увидишь, как машины едут по левой стороне улицы, а не по правой.  Я хочу узнать город и его жителей. Это не важнее футбола, но когда ты в таком изумительном месте, почему бы не взять от него все?»

Особенно Вернеру нравится ездить в черных такси. Когда бы к нему не приезжали в гости родственники или друзья, он нахваливает этот вид трансфера, пока водитель показывает им все достопримечательности.

Виды из окна такси и окружающие звуки могли слегка отличаться.

 Getty Images

Вернер открыто рассказывал о своем желании перейти в Ливерпуль и разговорах с Юргеном Клоппом в этом году. Так насколько близок он был к тому, чтобы выйти в футболке команды гостей в сегодняшнем матче на Стэмфорд Бридж? «В другом мире это могло бы случиться, — говорит Тимо. – Если Ливерпуль тебе звонит, ты должен выслушать предложение и подумать. Это одна из лучших команд в мире с супертренером из Германии. Конечно, такое предложение нужно взвесить. Но в конечном итоге я выбрал Челси. Не потому, что с Ливерпулем было что-то не так. Просто Челси мне подходил больше».

Деньги, несомненно, сыграли свою роль, но Вернер уверяет, что ключевым в его решении фактором был Фрэнк Лампард. «Он звонил мне. Мы разговаривали о его видении футбола и о том, какой будет команда у Челси. Мне все это нравилось, особенно, как он со мной разговаривал. Это не было: «Я тренер, ты мне нужен. Приходил, пожалуйста!». Фрэнк был очень расслаблен, спрашивал о моем видении ситуации, что я думаю по поводу игры на той или иной позиции. У меня была возможность выразить свое мнение. Он слушал. Во многих аспектах наши взгляды были очень близки. Он хочет прессинговать, играть на половине поля соперника с быстрыми переходами, но и чтобы команда была хороша во владении тоже. Он сказал: «Тимо, у тебя будет свобода двигаться на поле, я тебе доверяю». Это был очень хороший разговор.

Интересно, что Вернер не просил о том, чтобы выступать на какой-то определенной позиции. На самом деле, как раз наоборот.

Тимо Вернер, Getty Images

«Мы много разговаривали об этом, для меня очень важен данный момент, — говорит Вернер. – В Лейпциге я был центральным нападающим, десяткой, играл на флангах. Не хочу связывать себя одной ролью, говорить: «Я должен делать вот это и вот это». Менеджер согласился и сказал, что я смогу играть на различных позициях в Челси: «Будь то 4-4-2 или 4-3-3, у тебя будет возможность врываться в центр или уходить на фланг, а может, менять позицию». Эта разносторонность сыграла большую роль в моем развитии. И я хочу продолжать прогрессировать».

Первый матч в Премьер-лиге показал Тимо, что он способен делать как раз это.

«Здесь ты играешь против очень больших и очень высоких защитников – настоящих медведей и буйволов, — говорит он. – Ритм другой. Но с иной стороны, игра растягивается. Открываются пространства. Если у тебя есть скорость, ты можешь срезать углы и найти много пространства. Это забавно, очень интересно и очень изматывающе в то же время. Если ты переиграешь оппонента, перед тобой откроется много пространства».

Тимо Вернер, Getty Images

Вернер уклоняется от вопроса, является ли он самым быстрым футболистом Челси. «Кристиан Пулишич и Каллум Хадсон-Одои бегают очень быстро. Мне не нужно быть самым быстрым – до тех пор, пока я быстрее защитников».

Визит Ливерпуля даст Вернеру возможность проверить эту теорию. Но в этом матче нет дополнительного подтекста, он не собирается что-либо доказывать лишь потому, что мог перейти в Ливерпуль. «Было бы неправильно воспринимать игру таким образом. Показать другой команде, насколько я хорош, кого они потеряли, не может быть главной мотивацией перед игрой. Для меня дело не в этом».

Но он согласен с тем, что амбиции Челси пройдут хорошую проверку на прочность в поединке против действующих чемпионов. «Мы – суперклуб с суперкомандой. Наша задача в Челси – достичь того, чего достиг Ливерпуль в последние несколько лет. Мы хотим подняться до их уровня. В воскресенье у нас будет хорошая возможность показать другим, что мы достаточно для этого хороши».

Так что, достаточно хороши для того, чтобы даже стать чемпионами в этом сезоне?

Тимо Вернер, Getty Images

Вернер тщательно взвешивает свой ответ, на секунду за мальчишеской улыбкой проявляется даже серьезное раздумье. «Это наш первый сезон вместе. Если поймаем ритм, мы можем выиграть много матчей и получим шанс достичь великих целей. Но сейчас нет смысла разговаривать о шансах на чемпионство. У нас много новых футболистов, которым нужно сыграться. К тому же, мы весьма молодая команда. Мы не можем говорить, что обыграем Ливерпуль и Манчестер Сити, просто сметем их и станем чемпионами. Это было бы бахвальством. Но мы можем обыграть любую команду в наш день. Мы достаточно сильны для этого. Я бы не сказал, что мы главный претендент на титул. Но может быть, темная лошадка».

Но если ты это сказал, она перестает быть такой уж темной.

«И то правда, — смеется Вернер. – Удалите это из интервью, чтобы никто не узнал».

Рафаэль Хонигштайн, The Athletic

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности